Ознобихина Оля

Дата рождения:
Иркутск

Диагноз: врожденный порок сердца. «Половинка сердца» — так врачи объяснили родителям диагноз маленькой Оли. Чтобы сердце стало целым и смогло нормально работать, малышке нужна была операция, которую могли сделать в Германии. Для спасения ребенка нужно было собрать 1 776 600 рублей. 25 июля 2009 года Оля, не дождавшись операции, умерла на руках у родителей.

Пожертвования, переданный на лечение Оли, будут распределены между детьми, нуждающимися в срочной медицинской помощи. 418 900 рублей, перечисленные на расчетный счет Ознобихиных, будут переданы оплату операций детей Иркутской области.

Средства, перечисленные в фонд, распределены следующим образом:

В 19:00 Оли Ознобихиной не стало...

Мы не успели, два часа назад не стало нашей крошечки-Хаврошечки. Выписали из больницы два дня тому назад. Улыбалась, активно кушала, поворачивалась на бок. Но сегодня с утра постоянно плакала. Весь день родители носили ее на руках. А около 22:00 иркутского времени она умерла практически у меня на руках. Врачи ничего сделать не смогли. Она умерла до приезда скорой помощи. 40 минут врачи проводили реанимационные мероприятия. Но сердечко не завелось.

Деньги, собранные на оплату операции Оли, будут возвращены жертвователям по их просьбе. Оставшиеся деньги будут переданы на лечение других детей с врожденными пороками сердца

Олюшка очень сильно разболелась (кожа, губы, слизистые — цвета баклажан), постоянно была на руках, то у мамы, то у папы. Сейчас крошка в больнице, ей стало лучше. Бабушка продолжает писать письма в организации, ведь в Иркутске только предприятий-миллиардеров за 20. На письма, отправленные по электронной почте, ответил только один мелкий предприниматель.

Из письма бабушки Людмилы Викторовны:

Наша история началась ровно за 4 месяца до рождения Оленьки. Мы с невесткой Олесей приехали в Диагностический центр Иркутска на плановое УЗИ. Наконец-то мы узнаем кто там, мальчик или девочка? Врач диктует медсестре размеры: ручки, ножки, носик. Дальше долго присматривается, говорит, что он не так повернулся. Олеся спросила: «Мальчик?». Врач не отвечает, внимательно присматривается к монитору: «У него проблемы с сердцем». Олеся снова: «Мальчик?» Врач: "Какая вам разница. У ребёнка ВПС. Даже если и родишь, то умрет сразу. Три месяца очередь на операцию в Бакулева, но такие детки умирают в первые 48 часов жизни. У Вас один выход — прерывание беременности«,- и напоследок, — «У вас девочка».

Смотрю на монитор. А крошка — теперь то мы точно знаем, что девочка, — активно шевелиться и вроде как машет нам своими крохотными ручонками. Вышли в коридор, обнялись с невесткой и в два голоса разрыдались. Вечером позвонила на «горячую» линию в центр кардиохирургии им. Бакулева. Посоветовали сделать УЗИ еще в другой больнице и, если диагноз подтвердиться, однозначно прерывать беременность. Такие операции в Бакулева не делают, ребенку нужна пересадка сердца. В Иркутском областном перинатальном центре снова смотрят документы и выдают новую выписку, копию той, из диагностического центра. В отделении кардиохирургии главный детский кардиохирург Медведев нарисовал нам строение сердца, сказал, что точный диагноз можно выяснить только когда ребенок родится. В данный момент 70%, что диагноз может подтвердиться, а 30% — не подтвердиться. В каких процентах окажется наш ребенок? Медведев написал, что прогноз неблагоприятный. Хирургическая коррекция невозможна.

Теперь нам надо решать, убить ребенка или дать жить. Перед нами как будто веcы. В какой чаше, 30 ли, 70 процентов, наша крошечка-хаврошечка? У Олеси отрицательный резус-фактор крови, другие проблемы со здоровьем, из-за которых прерывание беременности на поздних сроках чревато бесплодием, невозможность стать матерью в будущем. Мы сделали свой выбор, хотя кто-то за него может нас осудить. 14 февраля родилась наша девочка! Дышит сама, сосет из бутылочки, прошли первые 48 часов, часов страха, бессилия помочь, но надежды. На четвертый день врач-реаниматолог нас обнадежила: возможна частичная коррекция порока, нас готов принять Новосибирск. Оленьку прооперировали 25 февраля, пять суток малышка лежала в реанимации с раскрытой грудиной, т.к. после манипуляций на сердечке оно увеличилось в размерах и невозможно было зашить грудную клетку. Малышка выжила, единственная из всех деток, которым делали операцию Норвуда в Новосибирске! Но для полноценной жизни девочке нужны еще две операции, который в России провести невозможно. Нас готов принять Берлинский кардиоцентр, где нас ждут уже в конце августа, дольше тянуть нельзя. Но стоимость одной операции 40 000 евро. Родители малышки — студенты ИрГТУ. Мы с мужем всю жизнь проработали в бюджетной сфере (здравоохранение и образование). Поэтому оплата такого счёта для нас нереальна. После операции сердечко Оленьки стало шаровидной формы и увеличилось в размерах (больше 70% грудной клеточки). Поэтому она не набирает вес, синеет. И операцию необходимо провести как можно быстрее. У нас месяц, максимум полтора на сбор денег и оформление всех документов. Мы умоляем, спасите нашу девочку!

Сейчас помощь не требуется, но вы можете помочь другим подопечным фонда.

Пожертвования

Необходимо собрать 1 776 600 рублей. Собрано 1 301 979 рублей.

Пожертвования на расчетный счет семьи: 418 900 руб.

жертвователь дата сумма
Анонимно (Банковская карта) 500 ₽
Гапоненко Елена 3000 ₽
Шульга Николай 700 ₽
Анонимно (PayPal) 1550 ₽
jacob.regemmelech (Яндекс.Деньги) 4752 ₽
Леха (Яндекс.Деньги) 990 ₽
Андрей К. (Яндекс.Деньги) 495 ₽
Полина (Яндекс.Деньги) 35 ₽
Анна (Банковская карта) 20 000 ₽
Серго (WebMoney) 31 000 ₽
→ Все пожертвования